Король-лич. Биография.

Король-лич
Король-лич
Рождение Короля-лича
В какой-то момент Тюремщик приказал Резчику рун изготовить Шлем Господства и Ледяную Скорбь, могущественные артефакты, которые в конечном итоге окажутся в руках Пылающего Легиона.

Когда Нер’зул попытался сбежать из Дренора, он был немедленно задержан повелителем демонов Кил’джеденом. Искуситель уничтожил тело старого шамана, разорвав то на части, но при этом сохранив его дух, нетронутым и осознанным, без каких-либо видимых увечий. Нер’зул молил о смерти, но Кил’джеден лишь ответил, что у беглеца всё ещё имеется шанс на возвращение своего зловещего имени. Он поставил беспомощный дух Нер’зула перед последним выбором между службой Легиону и вечными муками. И вновь Нер’зул принял условия демона. Заточённый в ледяной тюрьме из алмазно-твёрдого льда, позаимствованного из далёких уголков Круговерти Пустоты, и искажённый хаотическими силами повелителя демонов, Нер’зул почувствовал, что возможности его разума возросли тысячекратно. Наделённый огромной силой демона, он стал невероятно могущественным духом. В этот момент орк по имени Нер’зул перестал существовать, и на свет появился Король-лич.

Порождённое существо было отправлено на Азерот с Шлемом Господства, а Ледяная Скорбь слилась с его ледяной гробницей.

Создание Плети

Кил’джеден отправил Нер’зула обратно на Азерот через Великую Запредельную Тьму. Его ледяная тюрьма пронеслась по ночному небу и упала на заснеженный северный континент Нордскол, погрузившись глубоко в ледник Ледяной Короны. После падения кристалл принял форму трона, а дух Нер’зула, заключённый в нём, вскоре пробудился. Здесь он вскоре начнёт формирование Плети и в процессе ослабит мир, подготавливая его к пришествию Пылающего Легиона. Присматривать за ним послались повелители ужаса во главе с самим Тихондрием. Из глубин Ледяного Трона Нер’зул экспериментировал со своими экстрасенсорными способностями, направив свой могучий разум ко всем обитателям Нордскола. Без особых усилий он подчинил своей воле многих существ местной формы жизни, включая ледяных троллей и свирепых вендиго.

Силы его духа были практически безграничны, и с их помощью он создал небольшую армию, которую собрал в бесконечных лабиринтах Ледяной Короны. Эта новая сила не станет жертвой мелких распрей, из-за которых ранее орки потерпели неудачу в завоевании Азерота. Совершенствуя свои навыки, Король-лич вскоре сумел добраться до небольшого поселения людей на самом краю Драконьего Погоста. На нём Нер’зул и решил испытать свои силы. Нер’зул выпустил на просторы ледяной пустыни чуму нежити, зародившуюся глубоко внутри Ледяного Трона. Направляя её силами одного лишь разума, он привёл её в поселение людей. Спустя три дня все его жители погибли, но вскоре восстали, превратившись в ужасных зомби. Нер’зул чувствовал их мысли и настроения так же ясно, как свои. Таким образом, используя свои психические и некромантские силы, он смог завоевать большую часть Нордскола. Яростный диссонанс чужих душ, наполнивший разум бывшего шамана, ещё более увеличил его силу. Нер’зул буквально пожирал души умерших, дававших ему «столь необходимое питание». Вскоре после этого, его силы начали расти в геометрической прогрессии; факт, о котором повелители ужаса прекрасно знали.

Король-лич вступил в войну с царством Азжол-Неруб, чьи древние жители обладали иммунитетом к его чуме. Десятилетний конфликт, известный как Война Паука, в конечном итоге завершился первой крупной победой Короля-лича (хотя нерубы были невосприимчивы к болезни, их трупы всё ещё можно было реанимировать). Однако предводитель нежити был впечатлён своим врагом и принял нерубскую архитектуру для своей собственной, как свидетельство упорства и вековечности паучьих лордов.

К настоящему времени установив контроль над большей частью Нордскола, повелители ужаса призвали Нер’зула приступить к осуществлению согласованного плана по подготовке мира к вторжению Пылающего Легиона. Затем Король-лич использовал свою телепатию, чтобы обратиться в Азерот и вызывать у любой тёмной души человека интерес к бессмертию, чтоб услышать его призыв, сосредоточившись, первым делом, на магистрах тайной магии. Кел’Тузад, маг и видный член Кирин-Тора, ответил на его призыв. Кел’Тузад был вскоре заточен в ловушку Короля-лича, и он начал преданно служить ему в качестве первого из «Культа Проклятых»; культа, который будет поклоняться Королю-личу как богу. И обучаться некромантии, чтобы лучше помочь их армии нежити.

Кел’Тузаду и повелителю ужаса Мал’Ганису было поручено начать действовать по плану подготовки к Третьей войне, но Нер’зул, всегда помнящий о плане Кил’джедена, тайно искал выход из своей темницы…

Падение Лордерона

После многомесячной подготовки Кел’Тузад и его Культ Проклятых наконец нанесли первый удар, выпустив чуму на Лордерон. Осведомившись о нагрянувшем в их земли бедствии, принц Артас Менетил вместе с леди Джайной Праудмур и капитаном Фалриком: немедленно снарядили экспедицию, отправившись во главе неё на поиски источника новой угрозы. По мере продвижения к целям экспедиции, их самые скорбные прогнозы сбывались прямо у них на глазах, ибо самые северные поселения Лордерона оказывались полностью заражёнными неведомой ранее заразой. И чем дальше они заходили в гущи чумных земель, тем пуще расходилась порча.

Когда ряды нежити начали распостраняться по Лордерону, принц Артас, единственный сын короля Теренаса, вступил в борьбу с ними. Как и замышлял Король-лич, Артасу удалось убить Кел’Тузада. Однако, несмотря на это, ряды нежити продолжали пополнятся с каждым павшим защитником, отныне проклятой земли. Разочарованый и загнанный в угол кажущимся неостановимым маршем врага, Артас принимал всё более отчаянные шаги, чтобы справится с вторжением. В частности, он приказал уничтожить всех жителей Стратхольма, чтобы не дать Мал’Ганису присоединить их к армии мёртвых (к тому времени большинство жителей уже были заражены чумой). Схватить самого Мал’Ганиса Артасу не удаётся и тот сбегает в Нордскол. Соратники Артаса отчаянно предупреждали его, что своими опрометчивыми действиями он теряет последние капли человечности.

Страх Артаса и его решимость стали причиной его гибели. Он выследил источник чумы до Нордскола и намеревался покончить с угрозой навсегда, убив (как он полагал) предводителя — Мал’Ганиса. В Нордсколе он наткнулся на своего старого приятеля Мурадина Бронзоборода, брата короля дворфов Магни Бронзоборода. Тот привёл его к легендарному оружию которое, как они надеялись, поможет им в борьбе с Плетью. Однако вместо этого сам Артас пал жертвой от могущественной силы Короля-лича. Будучи уверенным, что это поможет ему спасти свой народ, Артас взял в руки проклятый меч, Ледяную Скорбь. Хотя меч и наделил его великой силой, цена была высока: Мурадин лежал мёртвым (по крайней мере Артас так считал), а сам Артас начал терять свою душу и превращаться в самого великого рыцаря смерти. В конце концов Артасу удалось поквитаться с Мал’Ганисом, тем самым устранив одного из самых опасных тюремщиков Короля-лича и завершив свою нечестивую трансформацию. Безумный, с вырванной душой, Артас повёл Плеть на своё собственное королевство — Лордерон. В первую очередь он убил собственного отца, короля Теренаса, и сокрушил Лордерон с помощью своей новообретённой нечестивой силы.

Путь к Проклятью
Сделав Артаса своим сторонником, Нер’зул распространил чуму по всему Лордерону. Оставшиеся силы ордена Серебряной Длани пытались отбивать атаки, но даже могучий Утер был повергнут могуществом рыцаря смерти. По приказу Тихондрия Артас направил Плеть на север, на королевство высших эльфов — Кель’Талас, чтобы воскресить Кел’Тузада, впоследствии призвавшего в мир Архимонда. У высших эльфов просто не было шансов и их столица Луносвет была разрушена, — а тысячелетний Солнечный Колодец был извращенно использован, чтобы воскресить Кел’Тузада, сделав его личем. Таким образом, оба господина получили своё: Король-лич вернул своего самого верного слугу, а Осквренитель обрёл того, кто призовёт его в Азерот.

Прислужники Нер’зула зашли слишком далеко, чтобы отступать, и под зорким контролем Тихондрия их войска подошли к Даларану. Там они захватили книгу Медива, содержащие указания, необходимые Кел’Тузаду для призыва Архимонда.

Наконец, Архимонд ступил в Даралан, и тут же передал контроль над Плетью Тихондрию и повелителям ужаса. Но Король-лич не собирался сдаваться. Архимонд отнял у Нер’зула Плеть, но в своей жажде отомстить ночным эльфам, забыл вернуть Ледяной Трон Кил’джедену. Однако, Король-лич, кажется, ожидал такого поворота событий и даже знал о предстоящем поражении Архимонда и Пылающего Легиона на Азероте — об этом Кел’Тузад говорил Артасу, который, казалось, был ошеломлён тем, как быстро сменилась власть, и сказал также, что Артасу ещё суждено сыграть свою роль в «великом плане» Короля-лича.

Во время вторжения Легиона в Ясеневый лес, после десяти тысяч лет заточения был освобождён Иллидан Ярость Бури. Король-лич знал о зависимости Иллидана от магии, а также знал о расположении черепа Гул’дана. Он отправил в Калимдор Артаса. Тот нашёл Иллидана и рассказал ему о силе Черепа. Конечно, Иллидан не смог устоять. Он завладел черепом, поглотил его энергию и развил в себе демонические способности, сделавшие его гораздо сильнее. Как и ожидал Король-лич, с новыми силами Иллидан атаковал Тихондрия и освободил Оскверненный лес.

Без поддержки Тихондрия, самоуверенное наступление Архимонда на гору Хиджал окончилось неожиданно: уничтотжением самого Архимонда.